Статьи 377—397

Статьи 377—397

В Уставе отсутствуют нормы, определяющие порядок привлечения лица в качестве обвиняемого. Потребность в них ощутили вскоре после введения судебных уставов в действие. Теория и практика были едины в мнении, что ни жалобы потерпевших, ни тем более другие поводы для начала следствия нельзя рассматривать в качестве предъявления обвинения. Министр юстиции в циркуляре от 28 февраля 1874 г. обращал внимание, что призыв к допросу в качестве обвиняемого является самостоятельным «периодом» следствия, который наступает только после того, как следователь «может доставить более или менее верные и беспристрастные данные к обвинению в преступном деянии того именно, а не другого лица». Сенат в 1876 году также указал судебным органам Статьи 377—397 на то, что необходимо различать поводы к началу следствия и «основания к возбуждению уголовного преследования против определенного лица». Еще дальше в этом направлении пошли юристы Петербурга. Особым наказом С.-Петербургского окружного суда 1887 года (п. 2 ст. 286) судебный следователь обязывался составлять специальное постановление о привлечении к следствию в качестве обвиняемого. И, наконец, определении Высшего дисциплинарного присутствия Сената от 23 марта 1898 г. разъяснялось, что «не только приводу, но даже и призыву лиц, на которых падает подозрение в совершении законопреступного деяния, должен предшествовать судопроизводственный акт, коим означенное лицо, по обстоятельствам дела, признается обвиняемым, а именно: постановление судебного следователя о привлечении этого лица в Статьи 377—397 качестве обвиняемого».

В соответствии с Уставом, требование о призыве обвиняемого должно обращаться непосредственно к нему, но впоследствии из этого правила были сделаны исключения для железнодорожных служащих, военнослужащих, сотрудников и обслуживающего персонала дипломатических представительств. Следует отметить, что ст.385 стала анахронизмом практически сразу после введения уставов в действие. На практике в случае временного отсутствия обвиняемого второй экземпляр повестки возвращался следователю с указанием причин и сроков отсутствия.

Невысока была эффективность розыска через публикацию, предусмотренного ст. 386. В этом случае следователь обязан был составить мотивированное постановление, копия которого представлялась в окружной суд. В публикации должны были содержаться сведения о преступнике и совершенном им преступлении и предложение Статьи 377—397 всем, кому известно его местопребывание, сообщить об этом суду.

Перечень законных причин неявки к следователю, содержащийся в ст. 388, не является исчерпывающим. Следователь мог признать уважительными и другие причины. В частности, нередко неграмотные обвиняемые не являлись или опаздывали на допрос потому, что при вручении повестки им не растолковали хорошенько, куда и к кому следует явиться. Наравне с неявкою на практике рассматривалась явка в таком состоянии опьянения, которое устраняло возможность допроса.

Привод сопровождался применением силы или угрозой ее применения. Требовать привода следователь мог только из местности, входившей в его участок, или из города (в соответствии со ст. 293). Циркуляром министра Статьи 377—397 юстиции от I 9 ноября 1879 г. следователям предлагалось допросы арестантов, предъявление материалов следствия и, по возможности, другие следственные действия проводить в местах заключения.

Отделение второе
ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО


documentazmxjvl.html
documentazmxrft.html
documentazmxyqb.html
documentazmygaj.html
documentazmynkr.html
Документ Статьи 377—397